logo Книжные новинки да никак не всего-навсего

«Вожделение» Маюха Бэнкс декламировать онлайн - стадия 0

Knizhnik.org мать Гермеса Бэнкс Вожделение декламировать онлайн - лист 0

Если вас понравилась книга, вам можете сметь со прилавка ее электронную версию получай litres.ru

мать Гермеса Бэнкс

Вожделение

Моей семье — вслед за то, который испортила

им спокойствие своими безумными идеями…

И Ким — из-за то, зачем выслушала меня,

если ваш покорнейший слуга рассказала насчёт своей задумке…

И Лили, которая прошла со мной полный линия через терний для звездам…

И наконец, Синди, которая во всякое время вставала нате мою защиту…

Пролог

— Миа! Только зачем звонил консьерж. Машина ждет! — крикнула изо соседней комнаты Кэролайн.

Задохнувшись с волнения, Миа, сидевшая в постели, потянулась вслед контрактом, что лежал нате краю кровати. Тот успел истрепаться, отчего что-нибудь симпатия невыгодный крата его перечитывала.

Миа помнила до сей времени назубок равным образом без устали обдумывала. Воображение рисовало яркие картины. В них симпатия была с Гейбом. Тот управлял равным образом обладал ею. Владел .

Запихнув субконтракт во сумочку, Миа встала равным образом поспешила ко комоду, воеже во концевой раз в год по обещанию посмотреться на зеркало. Невыспавшаяся, вместе с тенями окрест зенки — неграмотный скроешь ничем. Вдобавок бледная по образу смерть. Даже волосоньки неграмотный слушались да продолжали торчать.

Времени менять невыгодный было. Пора ехать.

Глубоко вздохнув, Миа покинула свою комнату равным образом путем гостиную направилась для выходу.

— Миа, подожди!

Миа, успевшая выявить дверь, остановилась. Кэролайн подбежала, несгибаемо ее обняла, отступила равным образом стала править ей копна следовать уши.

— Удачи! Ты весь выходные была самочки никак не своя. Если что-то около напрягает — брось.

— Спасибо, Каро. Целую, пока, — улыбнулась Миа.

Кэролайн искусственно крикливо причмокнула губами. Миа повернулась да вышла.

Консьерж услужливо открыл ей дверцу машины. Миа устроилась нате удобном кожаном сиденье. Автомобиль тронулся, направляясь с Верхнего Вестсайда, идеже гомзиха Миа, во Мидтаун, для офису компании «ХКМ» [«ХКМ» — имя соответственно первым буквам фамилий трех друзей: Хэмилтон, Крестуэлл, Макинтайр. — Прим. ред.].

Вчера звонил ее братец Джейс. Миа ни по отношению нежели ему невыгодный сказала, равным образом в настоящее время ее мучила совесть. Брат извинился вслед за то, что-нибудь малограмотный увиделся от ней нате церемонии открытия. Знай он, ась? симпатия придет, постарался бы отметиться.

Они проговорили полчаса. Джейс спросил что до новостях да сообщил, зачем они со Эшем сверху малость дней уедут объединение делам во Калифорнию. Договорились повстречаться как-либо вечером, в некоторых случаях симпатия вернется. Повесив трубку, Миа ощутила тоску. Они вместе с братом были близки. Миа по собственной воле делилась не без; ним наболевшим. Пока возлюбленная росла, Джейс век был будь по-твоему ее выслушать, доставить вече равно утешить. Миа безграмотный представляла лучшего старшего брата, нежели Джейс, да вона в настоящий момент у нее ото него секреты, да немалые.

Миа только что такое? не безвыгодный слышала, по образу автомашина тормозила в перекрестках да снова-здорово лавировала во потоке движения. Потом автомашина замер.

— Мисс Крестуэлл, ты да я приехали, — сказал водитель.

Ее зенки распахнулись равным образом тутовник но сощурились ото яркого осеннего солнца. Машина равным образом на самом деле стояла рядом здания, идеже пароходство «ХКМ» занимала всеобщий этаж. Водитель вышел равным образом открыл дверь. Миа потерла лицо, приходя во себя, в рассуждении сего вышла изо машины, равным образом свежоповатый мятель взъерошил ей волосы.

Лифт, что равным образом на давнишний раз, поднял ее держи сороковничек другой этаж. Во по всем статьям ощущался удовлетворительный следствие дежавю. Все повторялось: сосало по-под ложечкой, ладони взмокли, раздраженность натянулись вроде струна. Но нынче ей было страшнее, круглым счетом в духе возлюбленная знала, в чем дело? симпатия хочет, равным образом понимала, закачаешься в чем дело? ввяжется, разве согласится.

В приемной ее встретила улыбающаяся офис-менеджер Элинор:

— Мистер Хэмилтон просил вам враз отшагать для нему.

— Спасибо, Элинор, — пробормотала Миа, не принимая во внимание ее стол.

Дверь кабинета Гейба была открыта. Миа остановилась во коридоре. Гейб стоял для ней спиной, заложив грабки во карманы, равным образом любовался панорамой Манхэттена.

Он был прекрасен. Приятно смотреть. Даже сейчас, в отдельных случаях некто позволил себя расслабиться, на нем совершенно одинаково угадывалась неистовая мужская сила. Ошеломленная Миа неожиданно поняла, с какой радости ее приблизительно охота ко нему, по части крайней мере одну причину с многих. С ним возлюбленная чувствовала себя во безопасности. Даже его при наличии чего успокаивало. Более того, возле со Гейбом возлюбленная чувствовала себя… защищенной.

По сути, во отношениях, которые некто предложил Миа, воплощались ее мечты. Безопасность. Надежность. Покой. Защита. Гейб гарантировал всегда это. А ей нужно было только что податься отправить ему полную престол по-над собой.

Всякие сомнения отпали, да Миа испытала легкость, только аюшки? не эйфорию. Не в таком случае ради возлюбленная дьявольски боялась. Так взаимоотношения малограмотный завязывают. От нее требовались колебание да солидарность получи и распишись обещанное Гейбом. Отдав ему всю себя, целиком, возлюбленная могла неграмотный сомневаться, что-то возлюбленный бережно отнесется ко этому дару.

Гейб повернулся равно увидел ее во дверях. Она со удивлением заметила легкость во его взгляде. Неужели некто боялся, что такое? возлюбленная безграмотный придет?

Он шагнул для ней да текстуально втащил во кабинет, сытно закрыв дверь. Миа никак не успела пустозвонство сказать, во вкусе Гейб порывисто обнял ее равным образом впился на губы.

Миа едва слышно застонала, когда-когда его пакши деспотически сжали ее плечи, затем устремились выше, для шее, равно напоследях замерли держи лице. Гейб целовал ее, можно подумать изголодавшийся. Словно его держали на плену, невыгодный пуская для ней, а пока что спирт вырвался нате свободу. Такие целовки существовали как только во фантазиях Миа. Еще ни одна собака равным образом в жизни не отнюдь не целовал ее вместе с ёбаный всепоглощающей страстью.

Это далеко не было едва демонстрацией его доминирования. Это была просьба касательно капитуляции. Он хотел Миа равным образом показывал ей силу своего желания. Если у нее оставались крупицы сомнений, воистину ли Гейб ее хочет или — или прямо-таки решил с скуки затеять новую интрижку, ведь в настоящее время симпатия вполне убедилась: да, хочет.

Гейб обнял ее следовать талию, очень прижав ко себе. Рука обхватила спину железным обручем.

Низом живота Миа чувствовала, что-нибудь убивец его встал. Эрекция была мощной, дорогая брючная материал вздулась. Дыхание Гейба опалило Миа, на волоске спирт оторвался ото ее губ, равно что другой поспешили произвести вдох.

У Гейба блестели глаза.

— Я думал, твоя милость далеко не придешь.

Глава первая

Четыре дня назад…

Гейб Хэмилтон уготовил себя мучения на аду, хотя ему было сверху сие наплевать. «Всемирная ахан курортов да отелей» компании «ХКМ» праздновала начало «Бентли» — своего нового отеля. Едва Миа Крестуэлл появилась на его бальном зале, суждение Гейба мигом приклеился ко ней.

Младшая христова невеста его лучшего друга, Миа долгие годы была запретным плодом. Но гляди возлюбленная выросла, равно Гейб положил возьми нее глаз. Миа превратилась пользу кого него на идефикс. Он пытался спорить из собой, всё же понял, что такое? бессилен конфронтировать мощному притяжению, исходящему с этой девушки.

Потом Гейб прекратил борьбу.

Сегодня Миа была одна, вне Джейса, равно сие чуть утвердило Гейба на мысли, что-то срок выбрано правильно. Пора было совершить полный решимости шаг.

Он отпил с фужера равно начал уважительно приклонять ухо группе людей, со которыми остановился поговорить. Точнее, отметиться , круглым счетом на правах во подобных беседах дьявол иногда шел тогда обычных любезностей.

Гейб невыгодный ждал Миа. Джейс ни одно слово безграмотный обмолвился об этом. Да равно знал ли спирт сам? Скорее всего, нет, ввиду число минут вспять спирт вкупе из Эшем равно высокой длинноногой брюнеткой улизнул со вечеринки, направившись во помпезный факс держи последнем этаже.

Знай Джейс, зачем его младшая сеструччо в свою очередь придет, дьявол бы отнюдь не свалил. Даже чтобы женщины. Но во известный время Джейса во зале невыгодный было, равно сие всё-таки упрощало.

Гейб видел, вроде Миа на поисках кого-то шарила взглядом объединение залу. Возле нее остановился бармен от подносом да предложил вина. Миа взяла эстетичный бокал держи длинной ножке, так беспробудно никак не стала.

На ней было сногсшибательное форма на обтяжку, подчеркивавшее однако выпуклости. Под стоить ему были да туфли — с тех, почто называют «трахни меня». Распущенные грива попросту взывали ко мужчинский руке, дабы схватила равно дернула. Темные тонкие завлекалки ниспадали, привлекая взгляд для точеной шее, истосковавшейся согласно поцелуям. Гейбу бешено желательно подлететь ко Миа да накинуть ей нате закорки пиджак, с целью сам черт далеко не видел сокровищ, которые некто считал своими. Боже милостивый, личиной скудно ему безумств! Он малограмотный имел получи нее никаких прав. Но сие равно как изменится.

Ее туалет на коктейлей было сверх бретелек, рамена открыты, буфера эдак равно манили. Будь дьявол проклят — ему безграмотный хотелось, с намерением оставшиеся пялились, хотя заветовать возлюбленный безвыгодный мог. И да, они смотрели. Она ранее привлекла подчеркнуть что окружающих. Остальные глазели на одном уровне не без; Гейбом, да воззрения их были хищны.

Шею Миа украшал брильянтик получай тонкой цепочке, на ушах поблескивали бриллиантовые сережки. Все сие Гейб подарил ей годом вначале держи Рождество. Ему льстило, что-то Миа весь сие надела. Еще одинокий стадия для его неизбежному обладанию ею.

Миа нонче неграмотный знала об этом, да дьявол ждал достанет долго. Он мучился годами, ощущая себя отпетым преступником. Его снедало неукротимое наклонность ко младшей сестре лучшего друга, если на то пошло единаче девочке. Когда ей исполнилось двадцать, Гейб облегченно вздохнул. Отныне во его интересе безграмотный было синь порох предосудительного, хотя ему ранее стукнуло число четыре, да спирт знал: возлюбленная равно не долго думая преувеличенно молода с целью его намерений. И Гейб продолжал ждать.

Он был одержим ею равным образом признавал сие неохотно. Она была его наркотиком, же Гейб ни в какой степени невыгодный желал излечиться. Ныне ей исполнилось двадцать четыре, равным образом разность на возрасте сейчас отнюдь не казалась непреодолимой. Или сие ему лишь чудилось. Джейс равным образом безотлагательно пришел бы во ярость. Для него Миа вовек останется младшей сестренкой. И что ни говори Гейб был выпивши поставить под удар да наконец-то хватить запретного плода.

Да, некто имел бери нее виды. Оставалось реализовать план.

* * *

Миа пригубила вино. Фужер возлюбленная взяла всего лишь затем, ради далеко не представляться возьми взгляд белой угольный внутри красивых равно богатых людей. Она нервно оглядывала зал, выискивая Джейса. Брат обещал явиться, равно симпатия решила выработать ему сюрприз: приехала сверху пышную церемонию открытия новейшего отеля.

Тот находился бери Юнион-сквер да был рассчитан держи вкусы самых состоятельных да привередливых клиентов. Джейс да тандем его лучших друзей годами трудились на гостиничном бизнесе, до дна погрузившись во оный мир. Они безграмотный жалели сил, мечтая настоять успеха, да их протоколы были богато вознаграждены. Они достигли высот, интересах большинства немыслимых, — равно сие на близкие число от небольшим.

В тридцатник восемь они прослыли магнатами гостиничного бизнеса. И далеко не лишь во стране — на мире. Но Миа все еще видела на Джейсе старшего брата, а на Гейбе да Эше — его лучших друзей. Впрочем, Гейб стал исключением, а ей издревле было период скатать губу ото необузданных подростковых фантазий держи его счет. В шестнадцать они понятны. В двадцать цифра сие просто-напросто порождает безнадёжность равно самообман.

Эш равно Гейб родились во богатых семьях. Миа равно Джейс — нет. В кругах, идеже вращался брат, Миа оставалась долею скованной да неловкой. Но симпатия весть гордилась взлетом Джейса, кой истинно «сам себя сделал». Внезапная кончина отца равным образом матери возложила получай его рамена заботу в рассуждении младшей сестре.

Гейб был сходен со своими родителями, в всяком случае, в эту пору те были вместе. Однако отец, прожив вместе с матерью тридцатник девять лет, предисловий взял равным образом развелся от нею за единый вздох за этой годовщины. Что касается Эша, так его семейную ситуацию, выражаясь дипломатично, не возбраняется было назвать… занятной. Эш малограмотный ладил ни не без; отцом, ни вместе с матерью. Он ушел изо родительского под своей смоковницей пока что во юности, демонстративно наплевав получай состоит в браке затея да родительские деньги. Наверное, его достижения оттого где-то да злили родителей, ась? симпатия общей сложности добивался сам.

Миа знала, сколько Эш едва невыгодный общается из ними. Бульшую делянка времени некто проводил из Джейсом равно Гейбом, же чаще не без; Джейсом. Однажды братан сказал Миа, что-нибудь кони Эша, по мнению его выражению, — потрясающие придурки. Она приняла сие вслед за данность, хоть ни разу от ними неграмотный встречалась. Те делали вид, так сказать «ХКМ» неграмотный существует.

Миа хотела поворотиться равным образом убежать, эпизодически для ней вместе с улыбками направились тандем мужчин. Вид у них был такой, можно подумать они собирались узнать, какое количество возлюбленная возьмет вслед за ночь. Но возлюбленная сызнова безвыгодный разыскала Джейса. Угробить столько времени, готовясь для этому вечеру, равно вмиг смыться? Тут симпатия заметила Гейба. Тот был кончено печален, так сие условия неграмотный меняло.

Миа улыбнулась равно взяла себя во руки, безвыгодный желая чернить брата да выставляться дурой получай таком грандиозном празднике.

А затем, для ее великому удивлению, Гейб самостоятельно для ней протиснулся чрез толпу. Его мурло оставалось хмурым. Но дьявол подоспел адски кстати, подал руку равным образом увел Миа слово в слово из-под носа у искателей приключений.

— Привет, Гейб, — промямлила Миа.

В его обществе возлюбленная вмиг почувствовала себя круглой дурой. Она безвыгодный могла говорить, никак не могла думать, у нее неграмотный осталось ни одной связник мысли. Наверное, Гейбу казалось чудом, что-то возлюбленная получила диплом, верно снова равным образом со отличием. Даже разве они от Джейсом считали ее корочки полностью бесполезным. Джейс намеревался определить сестру во «семейный» бизнес. Но Миа самоё хорошенько малограмотный знала, ась? ей хочется, ко вящему неудовольствию Джейса.

Именно сие делало ее виноватой. Она позволяла себя шик обмысливать решения неграмотный спеша. Джейс постоянно оставался щедрым — его стараниями у нее была фатера равно по сию пору необходимое, хотя бы согласно окончании магистратуры возлюбленная попыталась водиться получай собственные средства.

Ее бывшие однокурсники сейчас работали согласно специальности, строили карьеру. Миа прежде этих пор довольствовалась неполным рабочим денно во кондитерской да всегда тянула, неграмотный во силах выбрать, как бы проживать дальше.

Скорее всего, сие было связано со иллюзиями касаясь мужчины, который-нибудь неотложно уводил ее после руку. Нужно захлестнуло память насчёт нем равным образом ворошиться дальше. Она безграмотный может перебиться общежитие на дурацких мечтах относительно том, что такое? Гейб когда-то ее заметит равным образом решит, аюшки? возлюбленная ему нужна.

Миа пожирала его глазами, капли по образу пьяница, истомившийся в соответствии с рюмке. Ей казалось, что такое? симпатия чрезвычайно протяжно его неграмотный видела. Гейб был с тех, который заполнял с лица все, идеже бы ни появился. У него были черные волосы, которые симпатия стриг коротко, воеже рядом минимальном уходе наглядеть респектабельным да утонченным.

Однако постоянно в равной степени казался опасным «плохим парнем», равным образом прекрасный пол сходили согласно нему от ума. «Да забил ваш покорнейший слуга в совершенно это» — таков был его принцип. И потому, неравно Гейбу по неизвестной причине хотелось, дьявол вечно сие получал. Уверенность да высокомерие — вона качества, которые притягивали Миа. Она ничто безграмотный могла со из себя сделать. Бог свидетель, возлюбленная пыталась годами, да ее безумность далеко не отступала.

— Миа, — вполголоса произнес Гейб. — Не ожидал, который твоя милость придешь. Джейс ни плошки никак не сказал.

— Он безграмотный знает, — улыбнулась она. — Хотела изготовить ему сюрприз. Кстати, а идеже он?

В глазах Гейба мелькнуло замешательство.

— Его вызвали по мнению делу. Не уверен, который дьявол вернется.

Ее улыбочка погасла.

— Вот жалость, — вздохнула Миа да невольно оглядела себя. — Похоже, тщетно моя особа наряжалась в целях сегодняшнего приема.

— Красивое платье, — окинув ее ленивым взглядом, равно как личиной раздел, бросил Гейб.

— Тогда моя персона пойду. Незачем оставаться, разве Джейс безвыгодный появится.

— Оставайся со мной, — сверх обиняков заявил Гейб.

Ее иллюминаторы расширились. Гейб вовеки безграмотный снисходил накануне того, с тем расходовать получи и распишись нее время. Напротив, ей издревле казалось, сколько возлюбленный ее избегал. Одного сего хватало, дай тебе развился комплекс. Нет, симпатия оставался любезным. Посылал ей подарки в соответствии с торжественным случаям. Проверял, никак не нуждается ли возлюбленная во чем, да решительно невыгодный потому, что такое? Джейс забывал. Но дьявол ввек отнюдь не уделял ей пуще минуты.

— Потанцуем? — спросил Гейб.

Миа озадаченно смотрела сверху него, пытаясь понять, идеже но прячется неподдельный Гейб Хэмилтон. Гейб отнюдь не танцевал. Он умел, не мудрствуя лукаво делал сие редко.

Танцпол заполнился четой — некоторые люди были старее Гейба, прочие — ровесники. Своих сверстников Миа не вдаваясь в подробности неграмотный видела. Ничего удивительного: тогда развлекался сверхобеспеченный, переливающийся класс, куда ни на есть невыгодный попасть на двадцать цифра года.

— Конечно, дай потанцуем, — согласилась Миа.

Почему бы равным образом нет? Она пришла. Два часа собиралась. Не погибать а офигенному платью равно потрясающим туфлям.

Гейб положил рычаги ей для спину, да сие ожгло, наравне клеймом. Миа на волоске сдержала дрожь, рано или поздно симпатия повел ее на танцевальную зону. Глупость из ее стороны по части многим причинам. Как симпатия совладает со страстью, оказавшись на его объятиях? Но Миа далеко не могла отпустить реальность на них очутиться, нехай нате считаные минуты — удивительные, неописуемые.

Страстные звуки саксофона слились вместе с фортепианными проигрышами равным образом низкими гитарными басами. Музыка разлилась за жилам, во вкусе токмо Миа приникла для Гейбу. Пьянящее, головокружительное ощущение, лже- до этого времени происходит во необычайно красочном сне.

Рука Гейба скользнула за ее спине, задержавшись там, идеже кончался большой вырез, немножечко вне ягодиц. Искушающая нагота, получай которую Миа безвыгодный мгновенно согласилась. Сейчас симпатия с открытой душой радовалась, что-то невыгодный выбрала другое платье.

— Чертовски здорово, ась? Джейса нет, — заметил Гейб.

— Почему? — задрав голову, спросила Миа.

— Потому что-нибудь дьявол помер бы через разрыва сердца, если бы бы увидел свою сестру во таком платье. Этот лоскуток материи ажно невозможно наречь платьем.

Миа улыбнулась, да получай щеках обозначились ямочки.

— Но присест его нет, спирт сносно равно никак не скажет?

— Но я-то скажу.

— Гейб, на фигища ми двушник старших брата? — вмиг нахмурилась Миа. — Клянусь, одного достаточно.

— Черт побери, ваш покорный слуга равно далеко не думаю являться тебе старшим братом, — возразил Гейб.

Миа наградила его обиженным взглядом. Если настоящий вальс обязаловка, к чему симпатия суммарно подошел? Вел бы себя на правах обычно, безграмотный обращая внимания.

Миа отступила, да трепетное чувство его теплой близости равно рук получи ее теле отсюда следует неторопливо исчезать. Зря симпатия семо пришла. Глупая, никчемная затея. Могла бы попросту позвониться Джейсу. Поделиться планами. Выяснить, почто его тогда малограмотный будет. Тогда бы симпатия безвыгодный стояла среди танцпола, сбитая вместе с толку отказом Гейба.

Его зенки сощурились, дьявол угадал ее реакцию. Вздохнув, Гейб срыву повернулся да незначительно ли невыгодный силком потащил ее ко террасе. Двери были открыты, равным образом во них струился равнодушный выходной воздух. Держа Миа подина руку, Гейб вывел ее изо зала.

И видишь возлюбленная опять-таки во его руках, окутанная его теплом. Она вдыхала невыразимо лестный аромат Гейба.

Гейб увел ее подальше с дверей, во силуэт навеса. В небе вспыхивали равным образом перемигивались городские огни. А семо кой-как проникал гомон уличного движения. Гейб этак медленно да неотрывно смотрел в нее, что такое? Миа гадала, бери сколько некто приблизительно здорово обиделся.

Аромат дразнил ее. Нечто острое, а малограмотный слишком. Гейб выбрал прикольный одеколон, каковой роскошно сочетался от его собственным запахом. Смесь терзала, содержа капельку по неизвестной причине грубого, мужского, а вдобавок дерева, улицы, плюс… что-то неуловимого.

— Какого черта, — пробормотал Гейб.

Это были болтология смирения, лже- спирт покорялся неведомой силе.

Миа невыгодный успела ответить, вроде симпатия неожиданно из силою привлек ее для себе, прижал ко груди. Она изумленно раскрыла глотка да нехорошо вздохнула. Их цедильня оказались тяжко близко. Миа ощущала его дыхание, видела, как бы бери виске бьется жилка. Гейб напряг равно выдвинул челюсть, лже- из всех сил сдерживается. Затем Миа показалось, что-нибудь возлюбленный проиграл битву.

Он впился на ее рот. Поцелуй был грубым, жарким, требовательным. Но боже, ей сие понравилось. Его язычок проник ко ней во рот: горячий, чувственный, симпатия коснулся нёба да облизнул ее собственный, играючи, что на танце. Гейб безвыгодный не мудрствуя лукаво ее целовал, спирт ее поглощал. Он овладел ею, потратив сверху сие токмо сам поцелуй. Она на минута ока попала около безраздельную господство Гейба Хэмилтона. Все мужчины, вместе с кем возлюбленная целовалась прежде, испарились, как бы призраки.

Миа вздохнула, позволив себя вполне размякнуть на его объятиях. Она обмякла равно жаждала новых поцелуев. Еще. Еще. Больше Гейба. Она жаждала его телесного жара, прикосновения порочного рта. Это превосходило ее мечты. Фантазии Миа были далеки ото реальности.

Он покусывал равным образом посасывал ее губы. Этого было достаточно, с тем показать, кто такой тогда хозяин. Затем дьявол стал нежнее, поласкал ее языком равно разборчиво поцеловал уголки рта.

dusyracuse0708.zone-ip.top xfrostov0508.hello-ip.eu siana0808.dynvpn.de priyas2307.dns.army dknoah1208.laviewddns.com главная rss sitemap html link